Меню сайта

Категории раздела
Альянс [104]
Герои, выходцы из земель Альянса.
Орда [15]
Герои, выходцы из земель Орды.

Вступайте в ряды:

Наш опрос
Как вам дизайн сайта?
Всего ответов: 785

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Главная » Архив » Герои » Альянс

Люггер Микровейв (номер два)
Начало - http://eversong.clan.su/publ/ljugger_mikrovejv_nomer_1/7-1-0-263
 
Информация:
Люггер Микровейв, 65 лет. Рыцарь смерти, самодовольная, склонная прожигать жизнь и находить в ней удовольствия, часто - унижая других. Видит в себе непонятую и одинокую душу. Ошибается.

А когда Люггер очнулась через несколько часов, она узнала о битве очень много нового.
Это было новое, необычное ощущение. Ощущение огромной мощи и свободы. Способности творить все, что ей вздумается. Свободы от всего — слабостей хрупкого живого тела, морали, совести, от контроля Плети и неусыпного наблюдения инструктора Разувия. Люггер чувствовала, что никто не может ее остановить, вздумай она, к примеру, нарушить дисциплину в армии. Из Длани Рассвета ушла она еще давным-давно, когда поняла, что все эти глупые ограничения, которые Хорлан называл Тремя Добродетелями, ей не нужны. Теперь она была свободна и от всей этой дребедени. И у нее было достаточно сил, чтобы эту свободу отстаивать.
В первую очередь она вступила в военную разведку, «Охранителей Доблести», чтобы показать всему миру, на что она способна. К несчастью, долго она там не продержалась, так как это подразделение вскоре было распущено. Тогда она вступила в Штормградскую стражу, чтобы карать остальных за нарушения закона, а самой оставаться безнаказанной. Но и этого ей показалось мало — ведь членство в городской страже обозночало не только права, но и ответственность. Тогда Люггер снова ушла в отставку и добилась членства в новой организации - «Штормградской полиции по борьбе с потусторонней угрозой», которую бравые герои, расхаживавшие по городу в немерянном количестве моментально окрестили Инквизицией. Теперь Люггер могла вешать обвинения в некромантии на кого угодно, любого, кто на нее косо взглянул, могла предоставить этому фальшивые доказательства. И она даже не подозревала, что в один прекрасный (для остального мира) день это все могло закончиться наиболее трагичным для нее образом.
Информация
Люггер Микровейв — гномка, шестьдесят пять лет. Рыцарь смерти. Состоит в полиции по борьбе с потусторонней угрозой. Склонна к садизму. Обладательница огромного чувства собственной важности. Смотрит на большинство остальных живых существ как на коровье гуано.

Люггер раньше никогда не видела подобного места - небеса здесь были черны, солнце отсутствовало, благодаря чему здесь царил вечный мрак, но даже если бы здесь было хоть немного света, смотреть было бы не на что - земля была еще чернее неба. На земле лежали кости, брошенное кем-то оружие, пули... В воздухе совершенно явно ощущался запах гари, причем (в этом рыцарь смерти была уверена как специалист) горели здесь, в том числе, и люди тоже. Это была земля, полностью уничтоженная войной. Сколько бы она не ходила здесь, она не встречала никого живого - даже стервятников, которые обычно всегда кружили над полем боя.
Факты. Нужно придерживаться фактов. Как она сюда попала? Люггер помнила только то, как она взводила арбалет, целилась в кого-то, и это, кажется, происходило в Ставке... Она готовилась выстрелить, но затем ощутила сильнейшую боль. Она упала на колени, мир вокруг потемнел, а дальше она оказалась здесь. Может быть, она умерла, а это - мир, какой человек видит после смерти? Что же, крайне символично. Правда, в прошлый раз она ничего такого не видела. Некоторые религии учили, что после смерти можно попасть в кошмарные места, если при жизни совершать не те поступки. Что же, в том, что Люггер совершала "не те поступки", сама гномка не сомневалась ну нисколько.
Некоторое время Люггер бродила по пустыне, тревожила кости давно умерших, кричала, в надежде, что кто-то услышит. Через некоторое время взмолилась о смерти и попыталась убить себя, но, как казалось, сейчас ее не смогло бы лишить жизни даже прямое попадание бомбы с «Усмирителя Небес».
-Ты разочаровала меня. - послышался знакомый голос. Он звучал не сзади, не спереди, даже не сверху. Если признаться честно, он вообще не звучал. Голос возник прямо в голове у Люггер.
Это был голос, который нельзя было не узнать. Это был решительный голос Ивора Сильверхарта, эльфа твердого, надежного, красиво блестящего и с хорошей ковкой.
-Ивор? Как ты здесь..? - начала свой вопрос Люггер, одновременно пытаясь понять, где находится эльф. Но знакомого высокого силуэта не было нигде.
-Ты разочаровала меня. - повторил Ивор (Ивор ли?) снова. - Я надеялся на тебя. Я думал, что ты найдешь дорогу к добру, рано или поздно ты вернешься к свету... Но ты решила пасть еще ниже. Ты вздумала, что если до сих пор тебе не было никакой кары, то ее не будет никогда. Ты хотела власти, Люггер. Власти над всем вокруг, чтобы остальные не мешались у тебя под ногами. Что же, Люггер Микровейв... Властвуй, ты этого заслужила. Отныне никто не встанет у тебя на дороге. Эта пустыня твоя по праву.
Люггер снова попыталась найти источник голоса, чтобы поговорить с издевающимся капитаном с глазу на глаз, но в конце-концов решила, что вся эта речь ей почудилась. Конечно... Ведь она тут очень долго. Может быть день? Или неделю? Когда нет солнца, так сложно считать время... А затем зазвучал другой голос.
-Я считал тебя другом. - этот голос был куда глубже, сильнее, он мог принадлежать только дренею. Это мог быть только Талнаар. - Но зло, которое ты творила, просто отвратительно. Сколько безвинных людей из-за тебя пострадали? Сотня? Двести? Скольких ты за свою жизнь убила, Люггер? Убила не под контролем Плети, Ты думала, что ты безнаказанна? Ты ошибалась, Люггер. Это твое наказание будет длиться вечно. Наслаждайся!
Затем звучали и другие голоса. Все они звучали укоряюще и говорили примерно об одном и том же – о том, как Люггер изменилась, как она сеяла зло там, где можно было кому-то помочь, о страданиях, которые Люггер причинила другим. Иногда появлялись видения ее жертв — например, Стивена, которого она лично отдала приказ казнить, Гражданинова — простого фермера, которого она оставила умирать, бросившись в погоню за убийцей, а не помогла ему выжить. А затем все стихло. Стихло очень надолго... Люггер не могла считать время вечно — это сводило с ума, но ей казалось, что она проводит здесь годы. Десятилетия. Все это время она размышляла о своей жизни, о том, что ее можно было прожить иначе. Лучше. По доброму. Помогать остальным, как тот герой в Стальгорне, быть самым настоящим рыцарем (белый конь и сияющие доспехи прилагаются) без страха и упрека. Но вместо этого она стала злодеем под маской борца со злом.
А затем все закончилось довольно по-идиотски. Но разве в истории Люггер вообще бывают иные концовки?
Люггер ощутила, как ей кто-то дал пощечину.
-Хватит жалеть себя. - услышала она. - Поднимайся.
Гномка медленно приоткрыла глаза, пытаясь понять, как снова поменяла местоположение. Это была чья-то тростниковая хижина, это было совершенно ясно видно по потолку. Вокруг воняло тиной, да и не только тиной - примешались запахи жженого дерева, плавленого воска, мела и горохового супа. Люггер несколько раз сморгнула, а затем попыталась найти в полумраке говорящего. Говорящим оказалась женщина среднего возраста с длинными черными (или не черными. В темноте любой цвет показался бы темным) волосами, собранными в замысловатый узел. Носила женщина коричневое льняное одеяние, совершенно явно показывавшее, что владелица одежды предпочитает не выпендриваться.
Люггер поднялась с деревянных досок (это было стыдно назвать полом), на которых она лежала. Женщина, до этого помешивавшая какое-то варево (судя по запаху - либо суп, в который добавили раз в десять больше соли, чем нужно, либо колдовское зелье), повернулась к ней и сухо улыбнулась.
-Добро пожаловать в мир живых. Удивлена?
-Весьма. - ответила Люггер по громче. Она ощущала огромную слабость, как будто по ней проехался каток, а потом вернулся и проехался еще несколько раз.
Женщина бесцеремонно взяла Люггер за волосы и перевела в вертикальное положение.
-Вставай уже, хватит лежать. У меня есть к тебе дело.
-У всех есть ко мне дела. - флегматично ответила Люггер. - Иногда, по сути своей, смертельные.
Собеседница лишь хмыкнула. Судя по всему, она начинала уставать от гномки.
-Ты не думай, что я вернула тебя просто так. В благородство играть не буду — нужна твоя помощь.
Микровейв вздохнула. Опять начинается... Опять кому-то что-то от нее нужно.

Глава 5.
Кровавый путь

Информация:
Люггер Микровейв — немертвая гномка, рыцарь смерти, исполняющая обязанности капрала Шестого Взвода в возрасти шестидесяти шести лет. Склонна к приступам суицидальной депрессии и необоснованной агрессии. Тайно влюблена, что добавляет еще один компонент к смертельно опасному компоненту в коктейле. Искренне желает пройти по пути истинному, исправится и стать примером для остальных.

Наверное, запах в склепе стоял ужасный, но Люггер это не волновало — она не чувствовала ни вкуса, ни запаха, ни даже боли (исключение составляли боль от огня, боль от ударов серебром и боль от Святого Света). Она сидела на троне (ее долго удивляло, что именно в склепе делает трон, пока она не нашла книгу «Noro Quakis”, все объясняющую), положив ногу на ногу и размышляя о днях минувших. Она сражалась с таинственной организацией Саэдрис Рекнлир в глубинах Черной Горы, мешая им создать Посох Нефелима (посох все же был создан), билась в Призрачных землях (и не только) под знаменами Длани Рассвета, бесконечно сражалась в Штормграде то с одной неведомой тварью, представляющей из себя помесь дренейки и гибели всего живого, то с другой. А все ради чего? Ради абрактной справедливости, ради выполнения своего долга, из чувства патриотизма?
Нет. Ради желания доказать миру, чего она стоит. И чего она добилась? Ничего. Ее до сих пор никто не знает, все ее деяния совершенно заслуженно занимают почетное место на свалке истории, а ее противники лежат в уютных гробах, хотя слава неизменно миновала ее.
И вот она под знаменами непорочности, желания не прославится, а принести добро в мир, вступила в армию Штормграда, скрывая свою истинную сущность. И что, что изменилось? Ничего. Все ушло в молоко.
Люггер смотрела на ненавистное небо уже более восемнадцати часов. Она бы с удовольствием посмотрела на что-нибудь другое, но она была крепко-накрепко связана, а во рту ее был довольно крупный камень. Безусловно, можно было выплюнуть его, прочитать волшебные слова и освободится... а потом перебудить весь лагерь, бегать от остальных солдат несколько минут, чтобы снова быть пойманной. Смысла в этом нет никакого.
Чтобы успокоится, она размышляла, что же сделала не так. Безусловно, не стоило бросаться на Бакера за то, что он заявил, будто от нее воняет гнилью. Так же не стоило метать огненные шары, размахивать мечом и истерить, демонстрируя свой страх перед Цвайнроком, когда сгорела ее повязка на глаз — остальные могли бы и не заметить то, что ее правый глаз слабо светится. Также не следовало пользоваться дешевыми румянами, впрочем, чего греха таить, какие бы выдержали такого долгого пребывания в костре? Безусловно, не стоило совершать попытку побега, когда ей сказали, что ее абсолютно точно казнят. А еще не стоило вплетать в это дело Асмелта, искренне желавшего помочь Люггер.
Вся ее маскировка была разрушена за одну минуту, и вот снова началась старая песня — ее спину сверлят взглядами, ее называю мертвой девочкой, оставляют стоять на посту ночами, «забывая» посылать других сменять ее. Звание исполняющего обязанности капрала лейтенант дал нехотя, бормоча что-то вроде «Я об этом пожалею», впрочем, рыцарь смерти была благодарна и готова всю ксенофобию ему простить за одно решение оставить ее в живых, а не рубить голову. Ведь учитывая его ненависть к нежити, такой поступок был бы вполне логичен, верно? Но лейтенант Фэрриан был не таким. Возможно, он испытал к немертвой жалость. Может быть, он счел своим долгом не следовать на поводу у своих стереотипов. Возможно было и то, что он решил оставить ее в живых на время, чтобы позже пожертвовать ей в какой-то особо сложной схватке. Но сутью было то, что он пощадил ее, хотя бы временно. И за одно это гномка испытывала к нему искреннее уважение. Было ли у Люггер что-то подобное?
Люггер ехала в толпе таких же как она на коне смерти. В их спины бросали яблочные огрызки, иногда — камни, стражники мрачно косились на них, но не решались нападать на миниатюрную армию рыцарей смерти. Вел толпу сам Тассариан, держащий в руках грамоту от Тириона Фордринга.
-И чем мы отличаемся от них? - пробормотала Микровейв, стараясь не упасть с коня, хотя летящие в затылок булыжники мешали ей удержаться. - Просто они тогда пережили нападение Плети, а мы — нет. Как же они не понимают...
Но тут в отверстие для рта шлема гномки влетел яблочный огрызок, после чего Люггер решила оставить мысли вслух для следующего раза.
А дальше ничего не менялось, только вещами бросаться прекратили. Торговцы завышали цены, у трактирщиков внезапно кончались комнаты, даже агитаторы — и те немногие не брезговали принять помощь рыцарей смерти, благодаря таким товарищам Люггер и успела повоевать в Ясеневом лесу. Но Люггер была твердо уверена, что она заставит изменить отношение мира к ней. Она станет героиней, примером для всех, дети будут не убегать в страхе, завидев пару светящихся глаз, Или хотя бы добьется того, чтобы ее сослуживцы перестали шептаться у нее за спиной. "Мертвая девочка», «любовница Асмелта», «Дохлая»... Нет, определенно нужно как-нибудь исправить положение, иначе она однажды не выдержит и выжгет у сослуживцев всю органику.
Люггер была твердо уверена, что если она совершит что-нибудь по-настоящему героическое, то она станет иной и в своих глазах, и в глазах других. Выйдя из склепа на свежий ночной воздух, немертвая вцепилась взором в крепость темного железа.
-Ты поможешь мне. - обратилась она к строению. - Ты навсегда изменишь меня.

Задание, данное ей было, как казалось, проще некуда. Добыть ключ от крепости Черной Горы? Проще простого для талантливой некромантки. Несколько усложнял дело тот факт, что нужный ключ от внутренних корридоров находился в самой крепости, как и ключ от ворот.
Самой первой задачей было каким-то образом проникнуть через ворота и не привлечь при этом внимание охраны всей крепости.
"К сожалению" - подумала гномка, оглядев двухметровые железные ворота - "Крепости дворфов вечно устроены так, что у них всего один вход - парадный. Если бы я могла уменьшиться до размера замочной скважины..."
Однако, уменьшиться гномка могла исключительно до размеров кошки, которая все равно была несколько великовата для того, чтобы пройти сквозь дверь. Посмотрев на громадную металлическую дверь из восьмисантиметровой стали, Люггер погрузилась в глубочайшие раздумья по поводу того, как же можно попасть внутрь. Нет, безусловно стража внутри беспечна - смена караулов там, разумеется, происходит не по правилам, ведь никто не сможет пройти через эту дверь, так какой смысл ее охранять? Так что даже если исключить стражу, пробраться в крепость представлялось невозможным.
-Железо... - бормотала себе под нос волшебница. - Железо...
И вдруг в ее голову, что случалось редко, пришла очевидная мысль.
Убедившись в том, что стражники ушли достаточно далеко, Микровейв стащила с руки кожаную перчатку и осторожно прикоснулась к двери, ожидая как минимум удара молнии.
"Нет. Кажется, дверь не заколдована." - облегченно выдохнула рядовая, некоторое время побывшая капралом. - "Что-то все слишком просто".
А затем она закрыла глаза. Если подумать, то земля это, в принципе, то же самое железо. Они во многом сходны - и маги в этом убедились уже давным-давно, когда научились создавать себе посохи, что называется, "из воздуха" (хотя, правильнее было бы сказать "из земли"). И если достаточно сильно в это поверить, а заодно повернуть арканный поток вот так, а затем вот так, одновременно шепча нужное заклинание, то можно превратить металл в землю... А землю - в грязь.
Взглянув на результат своей работы, гномка поморщилась - любую грязь, вплоть до пятен от машинного масла, она ненавидели с детства. А если речь идет о самой эссенции такой мерзости, то уже говорить не приходится... Взмахнув рукой и произнеся заклинание, волшебница окружила себя щитом и, под хрупкой арканной защитой, прошла через отвратительную жидкую стену.
-Буэ... - зная, что зрителей в этом театре все равно нет, Люггер позволила себе переигрывать. - Ненавижу это заклинание даже больше, чем тот артефакт, "пояс мужественности"...
Развеяв чары, она как можно тише, стараясь даже не дышать лишний раз, направилась дальше по корридору, держась у стены. Она продолжала так красться, огибая любые людные корридоры, пока вдруг не столкнулась с кем-то нос к носу.
-Форгрим? - прохрипел кто-то, нагибаясь. Посмотрев на лазутчицу секунды две, он набрал в грудь по-больше воздуха, собираясь уже закричать заветное "Тревога!", и вдруг уставился на мизерикод, торчащий из его груди.
-Прости. - покачала головой волшебница. - Правда прости, но ты стоишь на моем пути.
Не дожидаясь даже звука падающего тела, она вытащила окровавленный кинжал из брюха дворфа Темного Железа и направилась дальше.
Палата ключника, верно? Именно у него должны быть все ключи, включая от внутренних корридоров. Какую угрозу мог представлять ей ключник? Забить гномку по голове каким-нибудь гроссбухом?
"Ключник это такое мелкое и бородатое недоразумение, настолько старое, что неспособно даже дверь открыть своими силами." - именно это было представление, вбитое практически всем разумным существам еще с младенчества. - "Убью его, скину ключ лейтенанту, и дело с концом."
Отодвинув дверь палаты, Люггер воззрилась на того, у кого ей нужно было отобрать ключ. За столом сидел плечистый даже по меркам дварфов чернокожий бородач с руками из тех, о которых говорят "ими бы железные пруты гнуть". Завершали образ татуировки огненного цвета, изображавшие непонятно что, покрывающие ключника с волосатой груди до пят.
"Рунный мастер..." - пришла гномка к ужасному выводу через несколько секунд рассматривания врага. - "Черт меня подери, это же рунный мастер!"
Встав из за стула, дворф скептически оглядел потенциального мертвеца.
-Гном? Здесь? - ключник громко расхохотался. - Ошибься крепостью?
Решив взять своего противника на реакцию, Люггер начала чтение заклинания молнии. Всего шесть секунд, он среагирует минимум через две... И тут неведомая сила отбросила ее к стене, проломив ее спиной ближайший стул.
-Ошибка, маленький маг. - дворф подошел на несколько шагов ближе. - Рунным мастерам не нужно время, чтобы использовать руны, в отличие от тех, кому нужно читать заклинания.
Уже понявшая это Люггер сползла с обломков стула и стала соображать, как же победить такого врага. Невероятная физическая сила, магические способности, и не требуется никакого времени для чтения заклинания... Это же кошмар любого мага!
Приблизившийся рунный мастер схватил гномку за шкирку и вновь швырнул - на этот раз руками.
-Я ненавижу, когда мою работу прерывают. - сквозь зубы произнес дворф, пиная Люггер в другой конец палаты.
Перед глазами немертвой плыл образ ледяной глыбы, летящей ей в лицо. Проехавшись по полу еще несколько метров, она начала чувствовать, что думать становится все труднее.
"Как победить непобедимого? У него нет никаких слабостей!" - ударом арканного хлыста Люггер была отправлена в кратковременный полет до потолка. - "Даже на создание щита потребуется время, которого у меня нет!"
В Акерусе инструктор Разувий учил своих недостойных учеников, что нет никого сильнее рыцаря смерти. Но рунный мастер - вот кто был настоящей машиной смерти, неостановимым чудовищем... Есть ли у некроманта и рыцаря смерти что-нибудь, что можно противопоставить такому врагу? Разве что...
-Рунный клинок рыцаря - продолжение его руки. - говорил Разувий. - Рыцарь и его клинок всегда связаны...

Конечно, Глодатель сейчас находится достаточно далеко, но если постараться, то можно попытаться вызвать его. Начав чтение заклинания на языке смерти, гномка старалась не прерываться ни на секунду - даже тогда, когда получала очередной удар от рунного мастера. Рунный клинок... Его способности ограничены и не идут ни в какое сравнение с нормальной магией, но теоретически он дает возможность уподобиться рунному мастеру. Мгновенные заклинания!
И когда пальцы Люггер сжались, она ощутила появившуюся в воздухе рукоятку.
-Получи! - выставив клинок, Люггер мысленно выкрикнула нужное слово активации.
Не ожидавший такого исхода дворф успел лишь вопросительно изогнуть брови - лик смерти, мгновенно выпущенный из рукояти заклинания, стер с лезвия одну руну, но все же возымел эффект.
-Рунная магия... - прохрипел дворф, поднимаясь с колен. - Но твоя примитивщина не пойдет в сравнение с моей!
В то время как дворф вытягивал руну и использовал еще одну руну, выпуская в гномку разряд молнии, волшебница, затратив вторую руну нечестивости, выпустила арканную энергию, содержащуюся в примитивном рисунке, и выплела из нее защитный кокон. Разбившись о него как градина о землю, молния не повредила Микровейв.
-Это закончится здесь и сейчас! - заключенная в рунах крови и льда аркана была выосвобождена могучим усилием воли волшебницы, и мгновенно воплотилась в потоке ледяного ветра, сковывающего движения врага, и мгновенном броске Люггер к своей цели, в ходе которого она выставила свой клинок вперед...
-Конец. - выдохнула она, вытаскивая окровавленное лезвие из горла дворфа. - Еще секунда...
Люггер взглянула на лицо погибшего. Последним, что отразилось в его мелких свинячьих глазах было удивление и возмущение тем, что его победила какая-то мелочь. Выдвинув из стола ящик, гномка пересыпала все ключи себе в сумку.
-Конец. - прошептала практически полумертвая гномка и побрела к выходу.
Глава шестая.
Ничто не вечно.

Последним прибежищем немертвой стала темная комнатка на окраине района Старого города, где Люггер лежала на потемневших от времени деревянных досок среди разломанной мебели, разбитой посуды и пыли. Со стороны она казалась полной сумасшедшей, и гномка это знала, но ей было просто все равно. Она была обречена на скорую гибель и желала того, чтобы она наступила скорее.
-Предпочитаешь жалеть себя?
Ее окружали одни глупцы, которые не понимали истинной сути вещей. Она умирала с невероятной скоростью - сначала теряла способность творить заклинания, но не сразу, а постепенно. Когда кончились силы поддерживать тело в нормальном для немертвого состоянии, оно начало гнить в десятки раз быстрее, чем изначально предполагалось. Если раньше срок был в две недели, то теперь осталось всего полчаса. Мрачный Жнец уже точил на нее свою косу, предрекая очень скорую встречу.
-Я верю в тебя, Люггер.
Ее бросили все. Сильверхарт, высказав пару идей о ее выживании, оказавшихся полным бредом, изчез, как будто его никогда и не было. Фэрриан предал ее, назначив предателя-Сталехвата капралом. С Джейн они не виделись вот уже несколько недель. Впрочем, к черту их всех! Они все равно ничего не смогли бы сделать, кроме как милосердно пристрелить. Но все равно Люггер хотела, чтобы кто-то оказался рядом. Не важно, зачем - пожалеть, пристрелить, просто посидеть рядом и молчать... Лишь бы не умереть в одиночестве.
-Чудовище. Во что ты превратилась?
Перед глазами Люггер проходила вся ее жизнь, полная тупой и бессмысленной злобы на всех окружающих. Сначала тех, кто был богаче, затем - успешнее, сильнее, а в конце - на всех живых, которые могли... Жить. Просто жить, как нормальные люди. У которых было в жизни хоть какое-то счастье. Проклятые твари... Когда она умрет, всем будет все равно. Ее никто и не вспомнит. Ублюдки...
Люггер каждой клеткой своего проклятого мертвого тела ощущала дыхание смерти. Ее руки уже давно лишились плоти, ходить она уже больше не могла. Гибель дышала ей в спину, постоянно ускоряя шаг. Она слышала громкий хохот всех, кого встречала в своей жизни. Над тем, что надменная и агрессивная сволочь уходит из жизни в полном одиночестве, окруженная пустотой. Ну и ладно, все равно ей никто никогда не был нужен. Все, кого она любила, предали ее.
"Почему я? Почему я, а не кто-нибудь другой?!" - Люггер хотела ударить кулаком по деревянному полу, но тело не повиновалась ей. Полный паралич... Остается лишь думать о том, что осталось совсем недолго. И о том, что ее враги будут гореть в адском пламени подземного мира вместе с ней.
Вглядываясь в бесконечное черное небо, которое отделяло такой же черный песок от чего-то, находящегося за гранью бытия, Люггер громко хохотала. Полное одиночество? Голоса людей, которые когда-то надеялись на нее? Она уже пережила это.
-Черная пустыня, значит. - немертвая издала смешок. - Как и в прошлый раз. Что же, я пройду ее до конца.
И последний раз взглянув на небо, немертвая сделала первый шаг.

Часть вторая.

Пролог.
Пробуждение зла.

Любой план подразумевает сложности и некоторую неправдоподобность, но план Люггер был безумен совершенно. Шаг первый был прост - удостовериться в том, что в пустыне находится не один человек, а множество - просто каждый из них не видит остальных. Шаг второй - поверить в это всей душой, что было куда сложнее. Шаг же третий - начинать пожирать своих товарищей по несчастью.
Чем больше душ было поглощено Люггер, тем сильнее она становилась. Вскоре она обнаружила, что может проникать в физический план Азерота, и даже задерживаться там на несколько секунд. А когда ее сила стала настолько велика, что она могла проникать в Азерот надолго, она стала наблюдать за происходящим. Ее форма была примитивна - хуже жалкой тени, самого последнего призрака в мире живых, но ей этого было достаточно. Оставался лишь последний, наиболее безумный пункт плана.
Убедить кого-нибудь в том, что ее неообходимо воскресить.
Сложностей было две. Во-первых, призраков обычно видят либо случайно, но в таком случае люди редко расположены к разговору, либо те, кто знает погибших очень хорошо. Вторая сложность заключалась в том, что не было никого, кто бы хотел вернуть Люггер к жизни - уж слишком много зла она совершила в своей жизни. Хотя, безусловно один человек был...
-В пустыне так одиноко... - именно эти слова, сказанные слабым и лишенным надежды голосом, побудили Ивора Сильверхарта вернуть злодейку, принесшую в Азерот столько горя. Лучше бы он не увидел ее...

Глава 1.
Конфронтация.

"Зачем я это делаю?"
Быстрым шагом двигаясь по широким улицам Стальгорна, Люггер проталкивалась через плотные ряды дварфов разной степени трезвости. Новое тело хоть и не было вершиной красоты, имело свои плюсы - например, позволяло смотреть на презренных бородачей сверху вниз.
"Только потому, что он связан с моим прошлым? Что я от него зависела? Как от Изабеллы, которую я отстранила от контроля?"
Почувствовав взгляд, верлящий ее спину, она резко ускорила шаг, а затем нырнула в темный переулок, направившись в Заброшенный Грот.
"Или только из-за слепой злобы и жажды убийства? Впрочем, вряд ли. Тогда бы я убила первого попавшегося. Эта тварь распостраняла чернокнижение, учила других, обращалась со мной как с рабыней. И теперь у меня достаточно сил, чтобы расправиться с ним."
Найдя нужный дом, немертвая попробовала сделать первое же, что пришло в голову - пнуть дверь. На удивление, она медленно и со скрипом открылась, что могло значить одну из трех вещей - либо хозяин забыл ее закрыть, либо у него было нечего красть, либо не находилось в Гроте такого отморозка, который захотел бы у него что-то спереть. Разглядев во мраке полутемной комнаты силуэт гнома, Люггер, резко выбросив руку, выкрикнула заклинание и отправила своего противника в непродолжительный полет, проведя через него мощный арканный поток.
Случилось, впрочем, неожиданное. Ударившись о стену, гном опустился на землю, даже не подав виду, что почувствовал боль, хотя в идеале он должен был сломать себе позвоночник. Приглядевшись к нему, некромантка заметила едва заметное мерцание вокруг его тела.
-Что ты такое, черт тебя возьми? - в голосе противника не было злобы, только усталое раздажение.
-Смерть. - коротко и очень пафосно ответила гномка, проводя уже следующий арканный поток - но на этот раз обогнув цель. Поднявшись с пола, стул медленно и размерено качнулся, а затем с невероятной скоростью разбился о голову гнома. И вновь противник даже не подал виду, что ему был нанесен какой-то ущерб!
"Оградитель." - сообразила Люггер. - "После первого удара он сообразил, что нужно выставить щит. Теперь он практически неуязвим, пока я не нанесу серию мощных атак. Конечно же, он сам не может метать в меня заклинания, так?"
-ЭТО ты называешь магией? - колдун лишь расхохотался. А дальше он лишь, нахмурив брови, сделал магический пасс, не произнеся ни единого слова.
"Невербальные заклинания. Эффективно, но сжигают магическую энергию. Я не смогу определить, что он именно собирается использовать." - лихорадочно подумала Люггер, одновременно пытаясь угадать, что же именно задумал враг. Он не может атаковать из за поля, а значит волноваться не о чем... в теории.
И вскоре оказлось, что волноваться поводы есть. От плясавших на стенах теней, создаваемых оплывшими свечами, висевшими на деревянной люстре, отделилось нечто вроде сконцнтрированного сгустка черноты, у которого не было ни формы, ни толкового размера - оно то сужалось, то расширялось до размеров практически всей комнаты. Думать, что это было, времени не было - судя по тому, как быстро Люггер стала ощущать упадок сил, ЭТО поглощало магию. Как и ту, что могла использовать Люггер в следующих заклинаниях, так и ту, что, как казалось, навеки запирала душу немертвой в гниющем теле.
-Негатио! Негатио! - дрожащим голосом затараторила она, пытаясь рассеять чары, которые создал ее противник.
"Оно не изчезает. Это призванное существо?" - вскоре Микровейв стала физически ощущать, что разваливается по кускам. Нужно было срочно думать, что делать.
Итак, ее противник - неизвестная сущность, пожирающая магию. Судя даже по внешности, оно не с этой планеты, и вряд ли даже из этого мира. Сработает ли заклинание изгнания? Совершив жест, подобный тому, как бы она начертила указательным и средним пальцем басовый ключ, волшебница судорожно произнесла:
-Баниш! - этот крик был подобен яростному воплю интеллигента, загнанного вооруженной шпаной в угол. Сущность вдруг обрела форму, сжавшись в комок, а Люггер, ощутив, как силы возвращаются к ней, вновь, собрав арканную энергию с ближайшей линии лей, выкрикнула. - Баниш!
Сущность издала что-то вроде предсмертного вопля, сжавшись в одну точку, а затем превратившись в крошечную стройку дыма. Наблюдавший за этим чернокнижник вяло захлопал, явно не впечатленный усердиями противницы.
-Я мог бы убить тебя сотни раз, пока ты соображала, что делать. - колдун ухмыльнулся и сделал широкий шаг вперед. - Возможно, я смог бы даже тебя пощадить, если ты попросишь. Будешь мне показывать свои дурацкие фокусы, когда я потребую...
Приподняв голову, Люггер лишь зашипела. Спутавшиеся седые волосы, прикрывающие половину лица, колтунами свисали с головы, а лицо от недостатка магической подпитки вдруг как будто скукожилось. Но что не изменилось, так это глаза.
-Ты! - лишь посмотрев в эти очи, колдун сообразил, с кем имеет дело. - Не может быть! Ты...
"Не может быть. Он не мог узнать меня по одним глазам. Или мог? Неужели сейчас они так горят ненавистью?"
-Фокусы, говоришь... Сейчас я покажу тебе один. - прикрыв глаза, Люггер мысленно досчитала до трех, одновременно (что было сложно) произнося про себя короткое заклинание. И вот уже, подняв веки, она видела мир не так, как прежде.
Это защитное поле мага, которое ранее слабо мерцало, а теперь, когда Люггер ясно видела магию, горело ярким пламенем. Это - слабая нить, идущая от ближайшего ответвления линии Лей к щащитным чарам, подпитывая их. Рывком подняв руку, Люггер совершила такое движение, как будто хотела схватиться за связь линии и мага, и сжала кулак, медленно поворачиваю руку в запястье.
Резко сузившись, поле совершенно явно стало мало для хозяина. Судя по тому, как вылезали его глаза из орбит, даже слишком мало. Будучи не в силах держаться в сузившимся практически до точки поля (это было чревато разрывом внутренних органов), гном снял с себя защиту, чего волшебница и ждала. Приподняв указательный палец вверх, она произнесла три коротких слова, затем плавно опустив руку вниз. Сначала пространство рядом вдруг изменило объем, скривилось, противясь такому жестокому изменению реальности, а потом все же позволило воплотиться заклинанию. Созданный в воздухе огненный хлыст с силой ударил по невольному учителю некромантки, отбросив его к противоположной стене.
-Ты правда думаешь, что сможешь победить меня? МЕНЯ?! - подняв обе руки перпендекулярно плечам, гном начал свою атаку, неистово направляя в противницу потоки негативной энергии. Но чего он не ожидал, так это того, что скривившаяся Люггер вдруг выпрямиться, а состояние ее резко ухудшиться.
-Нежить. - пояснила она происходящее гному, который уже придумал примерно пятнадцать объяснений этому казусу.
А затем она выпрямила руку, вытянутую в сторону гнома и, скривив пальцы, произнесла одно лишь слово: "Galgon!". Негативная энергия, воплощенная в виде разветвляющейся молнии, сорвалалась с пальцев сначала одной руки, а затем второй. Не давая чернокнижнику и секунды на то, чтобы выставить новую защиту, она стала приближаться к врагу - и чем ближе она подходила, тем плачевнее становилась ее ситуация. С уменьшением расстояния колличество частиц арканы, уходящих в молоко, также уменьшалось. И лишь схватившись за виски противника, и приподняв его над землей, Люггер поняла, что смысла держать заклинание работающим уже нет.
-Мертв. - облегченно выдохнула она. - Теперь меня ничего не связывает с этим городом. Да и жители, впрочем, получат свою дозу счастья от его смерти.
Последний раз вглянув на кучку пепла, оставшуюся поле черного мага (ему натуральным образом выжгли всю органику), Люггер направилась к выходу.
Категория: Альянс | Добавил: Valgaav (01.11.10)
Просмотров: 574 | Рейтинг: 0.0/0


Форма входа

Поиск

Вступайте в ряды:

Друзья сайта
  • Официальный РИ форум
  • Blizzard-rus
  • MyChar


  • Copyright MyCorp © 2017


    Конструктор сайтов - uCoz